20 января 2020
Общество
Безопасность

Казахи в ИГИЛ. Как проходила спецоперация "Жусан" в Сирии?

Обязательно посмотрите документальный фильм молодого казахстанского режиссера Каната Бейсекеева про спасение казахстанцев из ИГИЛ, которые подверглись радикальному религиозному влиянию и уехали воевать непонятно куда, за чем и за кого. Сложно сказать, когда в последний раз работа спецслужб РК вызывала столько гордости и уважения. Пробирает до мурашек.

«Жусан» - специальная гуманитарная операция по возвращению граждан Казахстана из зоны боевых действий в Сирии, организованная правительством РК в начале 2019 года. В результате спецоперации в Казахстан вернулось 613 казахстанцев, из которых 400 детей.  

Жусан | Долгая дорога домой| Казахи в ИГИЛ

avatar
Там идёт очень серьезный конфликт, который начался как выступление против государства, против правительства. Потом этим воспользовались разные радикальные силы, они начали набирать своих сторонников, затем этим воспользовались другие страны, которые хотели реализовать свои интересы, начали поддерживать некоторые радикальные группы. Где-то около 40-50 групп воюет в Сирии, от ИГИЛа, Аль-Каиды и многих-многих других. И за каждой из этих группировок стоит какая-то страна, то есть там идёт по сути опосредованная региональная война между разными странами, которые на территории Сирии, выясняют отношения между собой. Они снабжают эти группировки оружием, они снабжают эти группировки людьми. Вот почему надо было возвращать, потому что, поскольку идет война, эти группировки нуждаются в новых рекрутах, новых живых людских ресурсах, и эти женщины и дети - это источник людских ресурсов.
avatar

… и когда вдруг разгорелась война в Сирии, почему она стала таким магнитом? Потому что Сирия стала более близким и доступным местом. Достаточно было купить прямой билет из любого города Казахстана до Стамбула. Доехать до границы, там перейти границу и ты уже через сутки в Сирии. Вторая причина, в отличие от Афганистана, где приходилось жить в горах, в горной местности по 20-30 человек в бараках, в Сирии все-таки шла война и радикальные группировки в результате боевых действий отвоевывали населенные пункты, целые города. Они не просто отвоевывали какие-то имущества: технику, деньги забирали, они ещё и захватывали жилые здания, помещения, поэтому многие, кто первым уезжал, отправляли своим друзьям сообщения: «Приезжайте сюда, здесь пятизвёздочный джихад, здесь можно коттедж взять, тут можно машину себе взять, можно с семьей приехать». Поэтому многие целенаправленно выезжали семьями. Они думали переберемся в Сирию, будем здесь воевать, но заодно будет дом, коттедж, машина… Я беседовал со многими из них, одного общего портрета нет. Это разные люди, с разными судьбами, с разными мотивами. Кто-то уехал из-за своей веры, сочувствуя мусульманам в этом регионе. Они были уверены, что занимаются благородным делом. Кто-то выезжал, потому что хотел драйва, авантюры, войны, хотел на себе примерить военную одежду, экипировку, пострелять, были и такие. Кто-то ехал потому что был уверен, что может нажиться на всем этом. Кто-то уехал просто потому, что у него были проблемы здесь с законом. Какой-то одной типичной истории нет, разные лица, разные люди, но конечно был какой-то определённый процент людей, которые сознательно уезжали, чтобы участвовать в джихаде.

avatar

Мне часто задают вопрос “стоило ли их возвращать?”. ... То, что мы вернули наших граждан конечно создает риски, что завтра они могут распространять эту идеологию внутри нашей страны, внутри нашего общества. Такой риск существует, я об этом открыто говорю, но если бы эти женщины и дети оставались там, эти риски и угрозы возросли бы многократно. Почему? Потому что все-таки речь идет не о 2-3х женщинах, и даже не о нескольких десятках, а о сотнях детей и женщин. В результате операции было возвращено около 400 детей. Вы представьте себе, если бы они остались там, прошло бы 3-4 года, 5 лет и эти дети стали бы подростками, юношами… И мы имели бы в зоне конфликта около 1000 юношей с определенными навыками, которых могли использовать другие силы, уже организовано. Например, создать отряд или группу и направить это оружие также и против нас, тогда мы имели бы дело уже с новой угрозой, более организованной, более подготовленной. И спустя год, мы точно можем сказать, что сделали правильно…

Digital-агентство Белочка